Почему нести олимпийский флаг – не стыдно, как работает система антидопингового контроля, что повлияло на решение Спортивного арбитражного суда по «российскому делу», а главное, как дальше может развиваться ситуация, – об этом на встрече с читателями и сотрудниками ГПНТБ России в преддверии Олимпиады-2018 рассказала олимпийская чемпионка, первый заместитель председателя Комитета по международным делам Госдумы С.С. Журова.

Олимпийская чемпионка по скоростному бегу на коньках поприветствовала слушателей, заметив, что библиотека – вполне закономерная площадка для разговора о грядущей Олимпиаде, ведь «кто, как не люди культуры, особенно сильно за это переживают». Она сразу заявила, что поделится исключительно своим видением сложившейся ситуации, с которым «кто-то может согласиться, а кто-то – поспорить».

С.С. Журова напомнила, что основной дилеммой, разделившей россиян на два лагеря перед открытием Олимпиады в Пхенчхане, стал вопрос о том, стоит ли российским спортсменам принимать в ней участие с учетом наложенных МОКом ограничений, или нет. «Мне особенно сложно, потому что во мне говорит и политик, и спортсмен с 25-летним стажем», – призналась она.

«Сейчас нас обвиняют в том, что мы готовы идти под нейтральным флагом. Сразу уточню, как выглядит этот “нейтральный” флаг – это белый флаг с олимпийскими кольцами, – обратила внимание С.С. Журова. – Этот флаг был придуман Пьером де Кубертеном в 1913 году, за ним – глубокая философия, принципы справедливости, честной игры. А теперь все говорят, что русские понесут “какую-то белую тряпку”». Она предположила, что, отстраняя Россию и «выводя ее в нейтральный статус», МОК «просчитался», вручив стране «чистейший флаг, который только может быть в руках участников Олимпиады». Кроме того, добавила чемпионка, «флаги некоторых других стран-участниц, например, стран СНГ, гораздо моложе, чем флаг Олимпийских игр».

Она призвала слушателей взглянуть на вопрос глазами молодого спортсмена: «...олимпийский флаг для него значит не меньше, чем российский, потому что у него в жизни происходит два рождения: как гражданина и как спортсмена». С.С. Журова сравнила ситуацию со скандалом флагов, где спортсмены оказались заложниками, с раздором в семье: «Один флаг – это папа, а другой – мама. И представляете, они решили развестись: размолвки у них, временные или нет, <...> а кто больше всех страдает в этой ситуации? Мы все знаем, что дети. Так и здесь. Ведь это Олимпийская семья – они всегда себя так называли».

При этом она подчеркнула, что в трех видах спорта, где Россия традиционно сильна, у спортсменов на форме нет российского флага: это фигурное катание, художественная гимнастика и синхронное плавание. «Они представляют нашу культуру, нашу страну, не “надев” себе флаг на грудь. И весь мир знает, откуда эти спортсмены», – с уверенностью отметила олимпийская чемпионка. С.С. Журова обратилась к первой статье Олимпийской хартии, которая гласит, что олимпиада – это соревнование спортсменов, а не стран. «Пьер де Кубертен очень боялся, что если люди начнут “национализировать” Олимпиаду, это убьет спорт. Наверное, сейчас мы видим, что его страшные опасения начинают сбываться», – выразила тревогу С.С. Журова. Она добавила, что многие иностранные коллеги солидарны с тем, что санкции МОК в отношении России были приняты именно по «страновому фактору».

С.С. Журова также прокомментировала решение Спортивного арбитражного суда (CAS), который 1 февраля удовлетворил апелляции 28 российских спортсменов на решение МОК об их пожизненном отстранении от участия в Олимпийских играх и аннулировании сочинских результатов, добавив, что сам МОК негативно оценил решение CAS и пообещал с ним судиться – «с судом, который МОК же и учредил».

«Когда суд начал допрашивать свидетелей, он был поражен тем, что все обвинение строится на показаниях только одного человека», – заметила она. При этом, обратила внимание С.С. Журова, в прессе появился комментарий CAS, где суд заявил, что такое решение было принято «не потому что русские не виноваты, а потому что суд не нашел доказательств, делающих их виновными». По ее словам, «поступить по-другому» в этом деле суд не мог: «Дело в том, что по предыдущим делам в таких случаях суд принимал решение в пользу спортсмена. Это называется прецедентное право», – объяснила она.

Приводя в пример подобные реальные случаи, С.С. Журова рассказала о том, что некоторые спортсмены, принимавшие допинг, сознательно повреждали емкость с пробой перед тем, как передать ее комиссару. «Затем в пробе А у такого спортсмена находят допинг, а он говорит – нет, я хочу посмотреть пробу B при свидетелях. И когда начинают вскрывать пробу B, спортсмен говорит: мне пытались повредить емкость, вы мне сами там все подмешали, – пояснила С.С. Журова. – И CAS по таким случаям принимал положительные решения в пользу спортсмена». Теперь, подтвердила она, комиссары относятся к процедуре передачи контейнера более ответственно.

Затем олимпийская чемпионка напомнила слушателям, что «в последние годы почти ни один вид спорта не награждается на стадионе», кроме фигурного катания, поскольку у них редки допинговые скандалы, и последней гонки на 50 километров. «Это произошло не только потому, что [на следующий день] можно с болельщиков собрать дополнительные деньги», – заметила она, добавив, что так МОК хочет проверять спортсменов, прежде чем вручать им медали, чтобы в случае допингового скандала после награждения не пришлось их отбирать.

«Теперь у меня вопрос: я закончила свою дистанцию в 9 часов вечера, сдала пробу и знаю, что днем у меня награждение. Мою пробу должны еще проанализировать. Когда ее можно было поменять? <...> На каждой дисциплине по три спортсмена: хотя бы медалистов точно надо проверить, я не говорю уже обо всех остальных», – искренне удивилась С.С. Журова. Она подчеркнула, что спортсмен не может быть виноват, если уже после того, как он сдает пробу, с ней пытаются сделать что-то неправомерное.

«МОК говорит: <...> даже если один нечестный спортсмен приехал на Олимпиаду, это позор для Олимпиады», – привела позицию МОКа С.С. Журова. Тем не менее, заявила она, в Олимпийских играх регулярно участвуют спортсмены, у которых может быть не одна дисквалификация и большое количество «красных флажков». «Каждый спортсмен должен ежечасно заносить место своего нахождения в специальную систему: это очень тяжело. <...> Если ты не встретился с комиссаром в том месте, которое ты указал в системе – у тебя что-то случилось, и ты об этом забыл – все, это красный флажок. А с другой стороны, можно же и специально убежать. Где эта грань? – задалась вопросом олимпийская чемпионка. – Некоторых наших спортсменов на всякий случай отстранили от Игр как раз за красные флажки: если у них за 5 лет был хотя бы один такой флажок, на Олимпиаду их не пустили», – рассказала С.С. Журова. Она добавила, что ее зарубежные друзья были удивлены, узнав об этом: «Они мне писали: слушай, как странно, у нас в командах есть ребята, которые безалаберно к этому относились, а у вас все попали на эту историю». По ее мнению, изменить ситуацию с двойными стандартами, применяемыми к России, можно будет «только через суды и публичные площадки».

Однако С.С. Журова напомнила, что «без вины виноватых не бывает», и к России было, за что придраться, однако вина в этом случае, по ее мнению, лежит не на спортсменах: «Виноваты в этом <...> чиновники, которые отнеслись ко всему так несерьезно», – заявила она. Олимпийская чемпионка отметила, что МОК работает «достаточно открыто» и призывает внимательно изучать антидопинговые правила, хотя многие этим нередко пренебрегают. «Неявка к комиссару – это уже нарушение этих правил», – привела она пример, добавив, что не все спортсмены об этом знают.

По этому поводу С.С. Журова высказала идею о том, чтобы с детства объяснять антидопинговые положения тем, кто решил посвятить себя спорту: «Можно говорить, что эти правила – нарушение прав человека, но тогда, к сожалению, не надо заниматься спортом. Каждому будущему спортсмену нужно сказать: вот, есть такие законы игры», – заметила она, пояснив, что если следовать правилам с детства, потом они уже не кажутся «чем-то катастрофическим». По ее словам, соблюдение антидопинговых правил бережет здоровье спортсмена: «Например, спортсмен с детства не может себе позволить самолечение: он должен пойти к врачу, <...> чтобы тот выписал все лекарства и терапевтические разрешения».

Она рассказала, что, наблюдая эту историю, Госдума приняла закон, ужесточающий наказание за использование допинга. «А теперь представьте: родитель дал своему [заболевшему] ребенку-спортсмену галазолин [капли в нос, препарат содержит запрещенные антидопинговыми правилами вещества], а в тюрьму сядет тренер. Это нормально? Я думаю, нет. Поэтому нам с этим придется еще очень серьезно разбираться», – прокомментировала С.С. Журова.  

Завершая, С.С. Журова предположила, что после этой Олимпиады России «придется выстраивать новую жесткую систему» контроля, которая позволит избежать ситуаций, где спортсменов возможно уличить в том, чего они не совершали.

 

ZhurovaOlimp 01 small
ZhurovaOlimp 02 small ZhurovaOlimp 03 small
ZhurovaOlimp 04 small ZhurovaOlimp 06 small
ZhurovaOlimp 07 small ZhurovaOlimp 05 small
ZhurovaOlimp 08 small ZhurovaOlimp 09 small